• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отношения: суперэго (список заголовков)
06:49 

Пишет trickster_ann:

Суперэго

Несколько фактов про отношения "суперэго":
1. Экстравертное суперэго ровно в два раза деструктивнее и болезненней интровертного.
2. Если вы собираетесь создавать суперэго семью, позаботьтесь, чтобы у вас не было детей. Вам-то может и в кайф, но со стороны это - адская мясорубка.
3. Если это возможно, десять раз подумайте, надо ли оно вам, прежде чем полюбить суперэжника. Есть вероятность, что разлюбить вы его уже не сможете.
4. Ибо суперэго предполагают то самое, что может пережить любые трагеди. Уважение.
5. Уважение в суперэго не теряется никогда. Это дефолтный скилл. Ну, если вы адекватный человек, конечно.
6. Периодически от вас будут хотеть странного.
7. Не переживайте, со стороны кажется, что вы его тоже хотите.
8. Это очень продуктивные отношения.
9. Главное - уточнить, что вы действительно правильно понимаете, чего от вас ждут.
10. И заранее обозначить, чего вам дать будет сложно, где будет нужно сообщать и сигналить, а не ждать телепатии.
11. Ибо несоответствие ожиданиям - то, на чем такие отношения обламываются с завидной систематичностью.

URL записи

@темы: общее: межтимные отношения, общее: мнения и отзывы, отношения: суперэго

06:47 

Пишет trickster_ann:

Дуальность вс Суперэго

Суперэго: он любит её, она любит его, и это действительно садо-мазо(с) соционический фольклор

Я не буду говорить за иные виды суперэго. Могу рассказывать только про Жуко-Геков, уж простите мне. Не имею цели переносить свой опыт на Бале-Дюмов и т.д. Это красиво. Это сильно. В этих отношениях такой коллосальный потенциал энергии, что хватило бы на пару АЭС. Только вот АЭС из суперэго сделать сложно. Скорее уже Хиросимы и Чернобыли.
Это боль. Цикличная. Непримиримое ощущение собственной ущербности и одновременного понимания, что ты можешь убить этого человека одним неосторожным.
Просто так - хэдшот, фаталити.
Власть и слабость одновременно.
Это завораживает, гипнотизирует, обезоруживает, привязывает.
Не влюбляйтесь в Жуковых, милые Гексли. Не влюбляйтесь в Гексли, милые Жуковы. Ну, а если уж случилось... В чем разница? Сенсорик? Сенсорик. Логик? Логик. Только вот полная противоположность действительно необходимого, хоть и так тянет...Мой дуал заставляет меня задыхаться. Суперэго - руки, сомкнутые на шее, любо-боль.
Птица на свободе, птица в клетке.
Где я перестану петь?
Суперэго - желание прикоснуться с ожогами в следствие.
Ставить себе рамки, учиться не-дышать и улыбаться от этого. Становиться сильней назло миру и всем.

И самое страшное - не переставать неистово желать присвоить себе этого человека, оставаясь при этом неизменно свободной. Любить его, не смотря ни на что.
О чем я? Все это очень сложно зафиксировать, пережить. И отпустить внутри себя.

URL записи

@темы: ИЭЭ (Гексли), СЛЭ (Жуков), общее: межтимные отношения, общее: мнения и отзывы, отношения: суперэго

22:27 

Пишет Gordo:

МАКСИМЫ И ДОСТОЕВСКИЕ. ГРАНИ СУПЕР-ЭГО

1. Почему оба этих типа имеют все шансы поначалу понравится друг другу.

Оба - рационалы. Дост - тип моральный в высшей степени. Максим чтит систему - а что есть закон и моральные заповеди как не система? Максим может сформировать свою систему принципов, подчинить ей жизнь - свою и окружающих, но в общем и целом эта система не будет слишком отличаться от требований общества, разве что Макс будет пренебрегать некоторыми "общечеловеческими" понятиями. Он же тактик и не какой-то там отстраненый интуит, а вовсем даже сенсорик! Он видит то, что перед глазами - и исходя из этого принимает решение. Так что какие-то либеральные благоглупости, не вписывающиеся в реальную обстановку, он просто отметёт за ненадобностью. Но, повторим, Максим по большей части принимает этико-моральные требования общества за закон. Это не может не нравится Достоевскому.

Дост тих, скромен, ответственнен - это по душе Максиму, особенно если им приходится работать вместе. В силу слабой ЧИ Максу нужен кто-то, кого можно оставить за спиной и не проверять на каждом этапе работы. Досту Максим доверяет (вообще ему импонируют ответственные ребята типа Драйзера или Робеспьера). К тому же мягкий Достоевский может быть для Максима (или казаться на первых порах) этаким "тихим берегом" - к нему можно придти после трудного дня и чесание за ухом будет обеспечено.

При совместной работе им нравится друг в друге эффективность по второй функции партнера. Максима не слушают. Ах так, говорит он - и включает силовую сенсорику. Макс привернул гайки - и навел порядок. Достоевский так не может - но понимает, что ситуацию выправить надо было.

А в другой критической ситуации, на развилке, в момент принятия решений Достоевский способен выехать на своей интуиции, помноженной опять же на белую этику. Он найдет подход к собеседнику, почует, где выход и сориентируется. И когда подозрительный Максим попросит обосновать, ответственный Дост врубит уже ролевую БЛ и начнёт объяснять преимущества данного выхода из ситуации. Возможно, у него даже получится высторить стройную систему. И все довольны.

2. "А поутру они проснулись...", или почему они начинают тяготиться друг друга.

Достоевский со временем начинает бояться - не за себя, а за нравственное здоровье Максима. Кровавые шуточки и наполовину серьёзные предложения в духе "счас как дам в глаз, так и ноги отвалятся" идут вразрез с понятием Достоевского о правильных взаимоотношениях между людьми. Конечно, в большинстве случаев Макс это не всерьёз - но и не отказывается от силового решения как одного из основных. Добрый, чувствительный Достоевский искренне расстраивается при виде страданий какого-лиюо слабого существа, которые (страдания то есть) проистекают по вине конкретных людей. Но вмешаться он позволяет себе не всегда, да и то на вербальном уровне. Максим, как решительный тактик предлагает: "Да делов-то, надо просто пойти морды начистить (в суд подать, засадить на десять лет, отменить мораторий насмертную казнь)" и начинает с суровым видом засучивать рукава и поигрывать дубинкой. Достоевский пугается уже по-настоящему: "Не смей! Как ты можешь так говорить?!" Максим в недоумении - он хотел как лучше, и вообще чего тут думать, надо действовать.

А потом Максим выясняет, что этика Доста - не такая уж стройная система. А временами она настолько не-система, что Максим в растерянности. Этический маньяк Достоевский подчиняет своей БЭ всё - а Максу кажется, что Дост выдувает проблему из ничего, делает далеко идущие выводы относительно его, Максима морального облика - и этим снижает общую эффективность системы! Максим не понимает необходимости выполнения всех этических заморочек Доста. И просит того: "Объясни мне, почему я должен это делать? Или - ну что тут нехорошего? Вот ты говоришь: "Нехоршо, нехорошо" Это, знаешь ли, слабый аргумент! Вот объясни - простым доступным языком, логически и непротиворечиво". Достевский искренне непонимает, что тут сложного - "Ну, так нельзя!! Или: "Это нехорошо, надо по-другому". А "логически и непротиворечиово" всё равно не объясняет или приводит аргументы, кажущиеся белому логику Максиму смешными. Он даже может начать подозревать Достоевского в иррациональности и попытке сплясать на его болевой ЧИ.

К тому же Достоевский как никто другой способен возбудить в партнере не просто муки совести - желание повеситься от осознания собственного несовершенства. Он не закатывает скандала - он просто не разговаривает с вами, бросая укоризннные взгляды. И этим нарушает эмоциональную стабильность Максима. Тот пытается надавить (уже не подавить, просто прижать) - Дост тихо набухает слезами. Этого Максим снести не может. Он уступит, скорее всего - но всегда будет помнить, что он уступил и что по сути решение принял не он, а приняли за него. О, это для Максима переносимо едва ли! Он может проиграть, его можно даже сломать - но тогда он просто пересмотрит систему иерархии и признает победителя командиром. Будучи интровертом он просто расширит область внутренней самореализации - и будет удовлетворен. Он считает, что если что-то работает и выглядит при этом хоршо - это уже и есть ХОРОШО. Он ограждает свою приватность. И попытки Доста регулировать еще и внутренне отношение его подавляют. А вот подавлять Максима изнутри нельзя - он подчинится, но в душе возненавидит и подавившего его волю, и себя - за лицемерие. Максим искренен, и демонстрировать лояльность при внутреннем несогласии для него пытка. Его внутреннему напряжению необходима эмоциональная разрядка, сброс негатива - а укоризненные глаза Достоевского заставляют его загнать негатив вглубь. А так и до отравления недалеко.

А Дост-то ведь - интуит, чуткий, как стрелка компаса! И это лицемерие, и копящееся в Максиме раздражение он ощущает превосходно. И расстраивается еще больше. Он хочет как лучше - не для себя, для других и для этого сумрачного и жестокого Максима тоже! Неужели так трудно изменить себя, думает уступчивый Дост, не понимая, какая твёрдая и неподатливая это система - Максим. Дост страдает - но сдержанный в высшей степени, не даёт себе выпустить пар напрямую. Это же неприлично!

В итоге оба останутся неудовлетворенными друг другом и при глубоком понимании, что "вот это человек, мой друг N!" - близко взаимодействоать будут остерегаться. Причём если Достоевский на словах, конечно, будет надеяться, что Макс пересмотрел свои убеждения, сделался мягче, этичнее, - но внутри окажется готов к худшему. Максим же беспечно понадеется, что прежние размолвки забыты, - и, поняв, что это не так, даст себе зарок не приближаться более к этому этическому монстру.

Автор - Максим, кто не понял.


URL записи

@темы: отношения: суперэго, ЭИИ (Достоевский), ЛСИ (Максим Горький)

Соционика, избранное

главная