10:29 

Явные Тайны
Пишет Гость:

И вот мы бежим.
Через Ледяные леса из синих звенящий елей, через Туманные поля, где ходят призраки с фонарями из тыкв, через Мёртвые реки, над которыми поднимается белесая дымка. Чужое дыхание жжёт мне спину, но я не замедляюсь ни на секунду - даже для того, чтобы обернуться.
Мой плащ тлеет.
Ледяные леса тают от дыхания Князя, призраки в страхе расступаются, реки пересыхают, чтобы он мог пройти по их дну. Там, где я проскальзываю бесплотной тенью, он идёт пожаром.
Искры летят.
Больно.
Но я улыбаюсь про себя, потому что всё это...

- Убегаешь?
- Убегаю.


...всё это совершенно бесполезно.

Выныриваем из наваждения. Задыхаемся.
Князь тихо шипит, шарит по стене в поисках выключателя, и я заранее накрываю голову пледом - знаю, что свет сейчас резанёт по глазам. Выныривать всегда странно, в голове - чувство лёгкой раздвоенности, и поначалу ты даже сомневаешься, где был сон, а где явь. Но только поначалу. Потом такие вопросы перестают тебя волновать.
Да и, в конце концов, между сном и явью нет особой разницы.
- Попить есть? - спрашивает Князь. Голос у него охрипший.
- На кухне в графине. Только смотри, какую чашку берёшь. В синей я составы смешиваю, так что если глотнёшь из неё - за последствия не ручаюсь.
Он уходит и гремит чем-то на кухне. Ставит чайник, роется в холодильнике - хозяйничает как у себя дома, в общем. Я фыркаю в плед. Князь такой Князь.
- Эй, у тебя тут нет синей чашки.
- Как нет?
- Так нет. Есть лиловая и цвета морской волны - какая из них синяя?
Боги.
Если хочешь, чтобы что-то было сделано правильно - сделай это сам. Нехотя выползаю из-под пледа и бреду на кухню, по пути задевая плечом стены.
- Наливай в стаканы.

С Князем я пью только чай. А то были уже прецеденты.
Смешно вспомнить: он попытался меня споить. Хорошо попытался, умело, ничего не скажешь. Задушевные разговоры, смех - а сам всё подливает и подливает мне в бокал: дескать, пей, светик, не стыдись. А я что, я пил. И хмелел от минуты к минуте. Не столько даже от вина - Мастер я Теней или не Мастер? - сколько от самого Князя. Неудивительно, ведь огонь есть огонь. Даром, что ли, на него слетается столько бабочек, даже таких ночных и бледных, как я. Особенно - таких ночных и бледных, как я.
Хорошо, что я сам это понимал.
Хорошо, что этого не понимал он.
И вот он смотрел мне в глаза, рассказывал что-то про свою великую группу, улыбался...
а в улыбке сплошное - люби меня, люби меня, люби меня
...улыбался и сжимал ненавязчиво мою руку, а я сидел, пьянел и ждал. И когда Князь опрокинул меня на диван, хищно прижимаясь сверху, пытаясь поймать губами губы - я обнял его за шею и утащил за собой в Чёрное болото.
Молча. Без предупреждения.
И, пока он барахтался в ледяной темноте, я рассказал ему с берега, что сперва пусть поймает меня здесь. На территории Теней.
И бросился бежать.
Собственно, так началась вся эта наша игра в догонялки.

- И всё-таки как ты это делаешь?
Я пожимаю плечами, отламывая вилкой кусок котлеты. Большой плюс в вечерних визитах Князя: у меня, как правило, появляется ужин. Более того, съедобный ужин. Князь готовить умеет, но не любит; я - люблю, но не умею. И после нырков на территорию Теней Князя обычно берёт лютый голод, а то, что лежит у меня в холодильнике, он есть не может принципиально.
Так что вот.
- Это не поддаётся объяснению. Просто умею. Лет с десяти, наверное. И больше чем уверен, что это умею не только я.
На самом деле это, конечно, не совсем так.
Я знаю, как это происходит. Ещё бы я не разбирался в том, чем занимаюсь уже столько лет. Просто объяснять это кому-то - увольте. Сложные схемы переплетения снов и иллюзий, уровни сознания... оно вам надо? Я просто умею открывать туда дорогу. И умею проводить туда других.
А некоторые другие - такие, как Князь, - готовы платить мне за то, чтобы я их туда проводил.
Я считаю, это гармония.
- Так что велик шанс встретить там однажды кого-то ещё. Просто, чтобы это потом тебя не удивило.
Князь облизывает пальцы.
- И они могут быть опасны?
- Не знаю, - зеваю я. - Выпадет случай - можешь проверить. Или сам сходить их поискать. Или призраков погонять, или клады покопать, или ещё что-нибудь... Что ты в меня вцепился-то?
- А что? Боишься, что однажды догоню?
Боги, опять эта улыбка. Ну сколько можно. Я фыркаю в стакан.
- Просто ты нерационально используешь время. Его можно было бы потратить с куда большей пользой. Хотя дело твоё. А мне завтра на работу.
- Мне тоже, - говорит он беззаботно. - На репетицию. Налей ещё чаю.
Большой минус в вечерних визитах Князя: его очень сложно выгнать с наступлением темноты.
Но - надо. Потому что, говорит мне внутренний голос, если его не удастся выгнать до полуночи, он не уйдёт вообще. А у меня диван сломан, и я слишком устал, чтобы заново нырять в Тени, и от того, как он смотрит на мою шею, у меня мурашки по коже, но это к делу не относится.
- Поздно. Завтра не выспимся и попадём под машину.
- Вообще-то у меня своя машина, - оскорбляется он.
- Тем более. Врежешься в столб, сломаешь позвоночник, не сможешь не то что выступать - до туалета дойти. Спокойной ночи.
Уже у самой двери, застегнув пальто и поправив растрепавшиеся волосы, он кладёт руку мне на пояс. Выворачиваюсь, Князь ловит меня и пытается прижать к косяку.
- Уй-ди, - говорю я.
Получается не так твёрдо, как хотелось бы.
Зрачки у него вертикальные, звериные. И я больше чем уверен, что это не линзы.
Нелюди такие нелюди. Интересно, хоть кто-то из толпы его друзей знает?..
- Ты обними меня хоть, - говорит он, облизывая губы. - На прощание. Как друг. А то обижусь.
Я честно хочу сказать, что какие мы к чёрту друзья. Но помимо того, что я не умею готовить и прогонять людей - я не умею ещё и отказываться, когда меня называют другом.
Если вы умеете - расскажите мне, как.

Мы снова бежим.
Точнее, я бегу один - Князь запутался далеко в Хрустальных Лабиринтах, ему всегда трудно давались такие задачки. Я лечу по кочкам, то и дело попадая ногой в холодную воду.
Чёрное болото.
Не знаю, почему, но я люблю это место. Оно опасное. Оно тёмное. Оно тихое - тихое до такой степени, что ты не заметишь подкравшегося хищника, пока что-то скользкое не схватит тебя...
Ай.
За ногу.
Падаю лицом вниз, на автомате закрывая голову руками. Вода тут же попадает в нос и в рот. Отфыркиваюсь, пытаясь высвободить ногу - но нога увязает всё глубже. Вокруг меня кольцом поднимаются белые щупальца с присосками.
Крошка Мэри.
В детстве была у меня такая книжка - про крошку Мэри. Которая ходила и заставляла всех вокруг неё плакать или бояться, а сама смеялась. Не спрашивайте, почему я это помню, у меня отличная память на ненужные вещи. Вот эта вот тварь с щупальцами - она тоже Крошка Мэри. Голодное животное из теневой бездны. Питается страхами, болью, яростью... в общем, чем-то в этом духе. Она не опасна - в том смысле, что убить-то вас вряд ли убьёт. Зачем ей бездыханная тушка? Она ведь, помимо всего, умное животное.
Дёргаюсь.
Очень усердно дёргаюсь.
Бесполезно.
- Ну чего тебе надо? Я пуст. Мне нечего тебе дать.
Крошка Мэри так не думает.
Я уже по пояс в болоте, и липкое щупальце обнимает меня за шею. Клеится присосками, чавкает. Чего тебе надо, думаю я, чего тебе надо. Я тебя почти не боюсь.
"Помнишь, в шестом классе тебя закидывали бумажками и прятали твой портфель, а ты не мог даже защититься? Помнишь-помнишь-помнишь?"
Помню. Дальше-то что?
"И помнишь, они всё смеялись и смеялись, а ты стоял один, совсем один, и на любое твоё слово они только смеялись громче?"
У меня отличная память. Живая, яркая. Подвижная. Иногда это плохо.
"А что было потом - помнишь?"
Щёкам становится горячо. Я не хочу помнить. Это был один из тех немногих дней, когда я действительно презирал себя. И уговаривал отца перевестись в другую школу, а он убеждал меня быть мужиком. Я не мог. Мне было стыдно. Они сумели меня довести, я позволил себя довести, я не встал и не ушёл раньше - пока эта злая волна ещё только поднималась во мне, пока она не сломала ворота и не хлынула наружу...
"Да, да. Расскажи мне всё."
Огонь приходит откуда-то сверху, и я открываю глаза.
- Ты чего тут с осьминогами обнимаешься?
Ядовитая, разрушительная волна во мне замирает, не пролившись.
И пока Князь сжигает Крошку Мэри дотла, и щупальца вопят на ультразвуке, сгорая и корчась - я слушаю треск огня и испытываю такое облегчение, какого не испытывал уже очень давно.

- Эй! Я всё уже сделал. Я тебя спас! Чего ты лежишь?
- А что я должен делать?
- Дай руку, пойдём!
- Не-а. Мне и здесь хорошо.
- В болоте?
- Ага.
Князь недоуменно кривится и уходит с высоко поднятой головой. Ещё и в отражение своё посмотреть не забывает, сволочь самовлюблённая.
А я лежу на спине, в глазах у меня отражается чёрное небо, и меня накрывает такой благодарностью, что, пожалуй, это очень хорошо, что он ушёл.
Выныриваю я, только полностью приведя мысли в порядок.

- Я думал, ты не пройдёшь Хрустальный Лабиринт.
Князь прожигает меня взглядом, усмехается. Всего одна маленькая победа над бессловесной тварью, а гонору-то.
- Прошёл, как видишь.
- Как? - интересуюсь я вежливо.
- Расплавил. Там теперь Хрустальная Пустыня... Так, я не понял. Где моя награда?
- За что?
- Я тебя догнал - раз. Я тебя спас - два.
- Строго говоря, это нельзя считать победой, потому что вмешательство всяких сил извне мы не обговаривали, и...
Он берёт меня за подбородок и приподнимает. Я осекаюсь. Его зрачки, - хищные, звериные, - расширены, и губы пересохли. Наверное, у меня ощутимо дёргается кадык, потому что Князь гладит меня большим пальцем по горлу - и, склонившись близко-близко, говорит:
- Я тебя поймал. И я тебя сейчас поцелую.
И я цепенею.
Губы у него горячие, язык - тоже, и мне трудно, действительно очень трудно не повиснуть на Князе тряпичной куклой, теряя остатки воли. Но ведь рано же ещё. Слишком рано.
- Отпусти. Отпусти, говорю.

У меня такое чувство, будто я только что подёргал тигра за усы и ушёл невредимым. И меня ещё долго трясёт на кухне, пока я чиркаю дрожащими руками спичку о коробок. Спичка ломается.
Князь входит, отбирает у меня спичку. Зажигает её, слегка подув - и прикуривает мне сигарету.
- Я бы тебе не советовал выгонять меня сегодня ночью, - говорит он с улыбкой.
- С чего вдруг?
- С того, что у зверюшки есть хозяин.
Мне почему-то кажется, что в этих делах он разбирается лучше меня.
- Да? Ну что ж. Если ты морально готов спать на полу, можешь ночевать здесь сколько душе угодно.
Я не знаю, как он меня ещё не убил, я бы на его месте себя убил уже давно.

Телевизора у меня нет, поэтому на ночь я читал ему вслух Кафку.
Не знаю, понравилось ли ему, но уснул он вроде как довольным. Ну, насколько я смог разглядеть с дивана.

А среди ночи что-то холодное сжало мне грудь и уволокло к Теням.
Я открыл глаза - и они тут же заслезились от ветра. Белые щупальца распластали меня на стволе огромного дерева, как Иисуса на кресте. Чуть поодаль стоял человек. Незнакомый. Его волосы были похожи на высушенные морские водоросли - те, что рыжие и гладкие. В детстве на море я собирал такие, прятал в банку с водопроводной водой и следил, как они постепенно обесцвечивались.
- Вы зачем животинку сгубили? - спросил человек.
- Животинка чуть не довела меня до нервного срыва, - сказал я вежливо. - А мне вредно, у меня сердце больное.
- Такой молодой, и уже сердце?
Человек покачал головой.
- Все человеческие беды от сердца... Сердца и разума. Бог, он всё видит...
- Я агностик. Поэтому не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.
Человек поднял на меня глаза - и спустя мгновение вдруг оказался рядом, дохнув болотом и сыростью.
- А не надо ничего опровергать! - сказал он зло. - Лезть не надо, куда не просят! Чужих водить не надо! Ну есть у тебя дар, казалось бы - и сиди смирно... Так нет же! Надо болота баламутить! Надо всяких тут... таскать за собой!
- Я так на жизнь зарабатываю. Вы знаете, какая сейчас у инженеров зарплата? Мне есть нечего будет.
У человека затрясся подбородок, и он отступил на шаг.
- А я что есть буду? Убили мою Машеньку - и кто меня теперь накормит?
Машенька. Боги. Мне захотелось рассмеяться, хотя я смутно понимал, что это неуместно и может разозлить его ещё больше.
- Сожалею.
- А ты не сожалей. Ты меня и накормишь. Кошмары снятся?
- Нет. Не знаю. Не помню.
- Помнишь-помнишь. Сейчас вспомнишь, - сказал он деловито.
Я прикрыл глаза.
Помоги мне.
Ну же, помоги мне. Проснись. Приди сюда.
Просто приди.
Присоска чавкнула у меня под ухом.
- Кушай, Настенька, кушай. Потом со мной поделишься. Кушай, родимая...
Интересно, сам он эмоции абсорбировать не умеет? Или переваривать в первозданном виде не может?..
Что-то щёлкнуло.
Настенька недоуменно зашевелилась, а я выгнулся изо всех сил, чтобы увидеть, что произошло - так, что рёбра чуть не затрещали. Но ничего не увидел. Зато увидел Настенькин хозяин. Отступил назад, судорожно осеняя что-то или кого-то крестным знамением. Рот у него задрожал.
- Уйди! Уйди! Куда пришёл? Ты кто такой, чтоб здесь разгуливать?
- Я? Я Огненный Князь. Этот вот - моя собственность. А ты кто такой?
Я откинул голову назад, не слыша собственного нервного хихиканья. Я томился. Я ждал огня.
И огонь пришёл. И всех нас четверых - меня, Настеньку, её хозяина и дерево, - накрыло его горячей, благословенной волной.

- А теперь отвяжи меня. - Подумав, я добавил для верности: - Пожалуйста.
Щупальца перекрутило и изуродовало огнём, и от этого они ещё сильнее врезались мне в руки. Пахло гарью. Кусочек пепла застрял у меня в ресницах, и я старательно моргал, пытаясь избавиться от него.
Князь подошёл вплотную. Протянул руку, убрал пепел. Его пальцы обожгли мне щеку.
Во рту как-то сразу пересохло.
- Отвяжи, - сказал я чужим голосом. Он улыбнулся и облизал губы.
- Даже не думай, Князь. Это не ты меня поймал. И пользоваться ситуацией...
- Неэтично?
- Очень.
- Но разумно?
- Разумно, - признал я мрачно. - Весьма.
Он провёл пальцем по моим губам, и мне стало хорошо до мурашек.
- Тогда я как-нибудь переживу, - сказал он.
Голова сама запрокинулась назад. Меня било мелкой дрожью.
И когда его рот прижался к моей шее, я не выдержал. Обхватил его коленями и застонал сквозь зубы. А от укусов - лёгких, но ощутимых, - чуть не сошёл с ума.
- Ты...
"Да-да. Твой".
Разумеется, вслух я этого не сказал.

Ложились спать мы порознь - но вынырнув от Теней, оказались почему-то на одном диване.
Бедный старый диван.
Он не пережил ту ночь.

Возвращаясь с работы, я вставил ключ в замок - и обнаружил, что замок открыт.
В глубине квартиры Князь напевал что-то себе под нос и возился с сумкой. Пройдя мимо распахнутых и выпотрошенных шкафов, я бросил сумку с чертежами и сел на кресло.
- Это дверь сдалась перед твоим обаянием, Король-Солнце, или ты не по-королевски стащил у меня ключи?
- О, ты пришёл! Слушай, что из этих вещей тебе надо?
Князь виртуозно умел пропускать мимо ушей те вопросы, на которые не хотел отвечать.
Я вздохнул и посмотрел на вещи. Их было... не очень много. И о большей части их них я не вспоминал годами. Вот это вот, например, что за брезентовый мешок? А-а, когда-то оно было курткой.
- Вообще-то, мне не надо ничего. Как Сократу на рынке.
- Не умничай. Значит, точно ничего?
- Ну, диван и зубная щётка. И чертежи. Почему тебя интересует?
Князь фыркнул и отпихнул раскрытую сумку ногой.
- Ну не буду же я к тебе переезжать, в самом деле! У тебя не квартира, а приют больного енота. Развернуться негде... И диван ты уже чёрт знает сколько не можешь починить!
- Могу, - поправил я сухо. - Лень. И, по-моему, ты забыл спросить моё мнение.
- Не забыл. Просто ты упрямый. Поэтому...
Он подхватил меня и закинул на плечо. От неожиданности я прикусил язык.
- Зубную щётку потом сам купишь в супермаркете напротив. А диван останется здесь. У меня отличная двуспальная кровать. И она не скрипит!
Мне, конечно, было что возразить.
Но не хотелось.

Поставить меня на землю он согласился только через три квартала.

URL комментария

@темы: ИЛИ (Бальзак), СЭЭ (Наполеон), общее: межтимные отношения, общее: творчество, отношения: дополнение

URL
Комментарии
2011-05-11 в 00:16 

Live Green
- Знаешь, в чем дело? - сказал он. - Человеку только один раз нужно что-то понять... Потом наступает спокойствие... Но самое трудное - это понять.
так интересно написано.

2011-05-16 в 00:36 

Reinhard
I sexually identify as an attack helicopter
замечательно. очень

2014-09-15 в 01:32 

гениально!!!

URL
   

Соционика, избранное

главная