Явные Тайны
Пишет dimanche:

Существуют общие закономерности в реакциях представителей определённых типов/подтипов в конфликтных ситуациях. Можно использовать знание этих особенностей для прогнозирования развития конфликта, а также для его разрешения. Предлагаю рассмотреть наиболее влиятельные, по моему мнению, признаки и т.д. и кратко охарактеризовать возможные варианты реагирования.

1. Эволюция/инволюция
2. Конструктивизм/эмотивизм
3. Позитивизм/негативизм
4. Темпераментные группы

Эволюторы и инволюторы

Для правых характерно:

Накапливание недовольства и негативных эмоций до определённого момента – «точки кипения». Могут длительное время «спускать на тормозах», а в один прекрасный момент выдать все накопленные претензии разом. Конфликт двух правых (допустим, супругов) выглядит как чтение друг другу списка провинностей. Правые типы хорошо помнят прошлое и ориентируются на него. В т.ч. отлично помнят обиды. Для правых важно «вспомнить всё», все «прегрешения» оппонента и последовательно отследить, с какого момента ситуация начала ухудшаться. Поэтому есть склонность затягивать конфликты. Для разрешения конфликта важно детально рассмотреть динамику конфликтной ситуации. Иначе – чувство неудовлетворённости.

Правые довольно легко приспосабливаются к напряжённой ситуации в семье – им проще абстрагироваться, т.к. их сфера влияния и площадка для самовыражения это, прежде всего, социум. Правым важно, чтобы семья не угрожала репутации в обществе. Поэтому, в крайнем случае, возможна тирания близких с изображение «дружной семьи» для окружающих. Годами никто ничего не заподозрит: если некий Иван Иваныч душка на службе, всеми любимый товарищ и начальник, то, что он всю жизнь тиранил домочадцев, может стать для всех сюрпризом.

Для левых характерно:

Выражение своего недовольство по ситуации – стремятся сразу ликвидировать то, что их не устраивает. Корректировка по ходу: «стоп! Мне не нравится, что ты делаешь так-то и так-то». Это может выглядеть грубо (в восприятии правых типов), как необоснованные придирки. То, что правый, выражаясь образно, промолчав, запишет в чёрную книжечку, левый тип тут же озвучит, потому что ему важно, чтобы недомолвки не накапливались. Т.е. жертвует текущим позитивным эмоциональным фоном в пользу устранения психологического дискомфорта, который имеет свойство накапливаться. Для правого это часто выглядит как необоснованная капризность или повышенная конфликтность. Для левого наоборот – правый тип может казаться склочным, потому что выдаёт все претензии разом, ничего не забывает и не упускает.

Таким образом, правые много спускают, но ничего не забывают (и к большому удивлению левых могут вспомнить месяцы, а то и годы спустя), а левые куда менее терпимы здесь и сейчас, зато, в целом, не слишком злопамятны: «всё, проехали» – значит, вам больше ваши ошибки не припомнят.

Левые воспринимают семью, как место отдохновения, куда можно «уползти зализывать раны», нанесённые социумом, где им сложновато. Поэтому, если семейные отношения не сложились, левый тип гарантированно несчастен. В семье стараются особенно не обострять ситуацию (впрочем, здесь ещё влияет подтип). Суровый Маршал суетится вокруг любимой жёнушки, выказывая поразительную терпимость (до поры до времени, конечно). В социуме левые могут быть довольно неуклюжи, аки слон в посудной лавке, даже если они этики. Правые лавируют и предупреждают назревающий конфликт (если это в их интересах), чутки к изменению этической атмосферы. Дома правые типы позволяют себе расслабиться и хотят, чтобы их принимали «такими, какие есть», без социальных масок и проч.

Далее. Оскорбить правого на людях, публично – гарантированно настроить против себя. Даже критиковать из лучших побуждений стоит тет-а-тет. Публичная критика воспринимается как предательство, нож в спину и т.д. И для правых является своего рода орудием – подкалывают, критикуют публично, при свидетелях, когда сознательно хотят сделать больнее. Левых это не так задевает, вполне могут публично обсуждать свои негативные качества с оппонентом и не испытывать фрустрации.

Конструктивисты и эмотивисты

Эмотивизм «усугубляет» правость, конструктивизм её «смягчает».

С конструктивистом проще именно договориться. Ты мне не нравишься, я тебе тоже, но мы можем прийти к компромиссу и не задевать друг друга. С эмотивистом для разрешения конфликта важно выстроить своего рода психологическую связь. Если эмотивист знает, что, несмотря на формальное примирение, к нему плохо относятся, его это будет фрустрировать. Эмотивистам важнее нравиться – даже логикам. Лозунг конструктивистов: «Ничего личного!» Если так говорит эмотивист, можно быть уверенным, что личного там как раз немало. В конфликте с эмотивистом для его разрешения должно случиться что-то плана катарсиса – стороны почувствовали искреннюю симпатию и всё друг другу простили. В противном случае это не более чем «убирание мусора под ковёр». Со стороны, кажется, что конфликт исчерпан, но на самом деле, всё тихо тлеет, и в один прекрасный момент может детонировать.

Общение двух конфликтующих конструктивистов эмотивисту может казаться верхом лицемерия. Не понимает, как они могут идти на какие-то компромиссы, о чём-то там договариваться, если терпеть не могут друг друга. Конструктивисты же абстрагируются от своего отношения к оппоненту: для них существует отдельно личное отношение («я считаю его премерзким субъектом») и взаимодействие («…но могу попробовать с ним договориться»). Эмотивисту разграничить сложнее, у него личное отношение в куда большей степени определяет характер взаимодействия. Особенно, если он ещё и этик.

Однако, по моим наблюдениям, конструктивизм неплохо «нарабатывается», по крайней мере, внешне (как стратегия взаимодействия). Т.е. общаясь с конструктивистами, эмотивист может обрасти более толстой шкурой и уже гораздо больше эмотива пропускать мимо ушей. Как влияет вращение в эмотивной среде на конструктивиста, пока не наблюдала. Видимо, приходит понимание того, что существуют такие странные люди, с которыми надо осторожнее – тебе несложно, а им приятно.

Позитивисты и негативисты

Рассмотрим ещё один признак, который имеет косвенное отношение к поведению человека в конфликте. Это позитивизм/негативизм. Для позитивиста характерны крайности в оценке нравственных и прочих качеств человека. Поэтому зачастую, если позитивист разочаровывается в ком-то из своего окружения, то разочаровывается именно в человеке в целом, а не какой-то отдельной стороне его натуры. Соответственно, ухудшение отношений может быть глобальным, и открыть позитивисту глаза на положительные качества его «врага» достаточно затруднительно.

Например, Инспектор, обнаружив, что другой перестал соответствовать тому образу, который сложился в его восприятии, может воспринять это как предательство и в дальнейшем избегать каких-либо контактов с человеком. Или постарается ег ликвидировать из своего круга контактов. Станет чрезвычайно подозрительным. Конечно, это усугубляется тормозной интуицией возможностей данного типа, но, в принципе, у всех позитивистов наблюдается похожая картина.

Негативиста разочаровать сложнее – просто потому, что он изначально видит другого противоречивым, разноплановым, вместе с демонстрируемыми социуму положительными свойствами видит «изнанку», и спокойно такую ситуацию воспринимает. Позитивист склонен давать обобщающие оценки «это плохой человек», «человек замечательный», негативист не видит ничего крамольного в том, чтобы наградить человека одновременно совершенно разными характеристиками. Например, Посредник, рассказывая в семейном кругу о каком-то своём знакомом, сегодня может выдать вполне искренне «да он полный идиот» или там «вот гад такой…», завтра – «да нет, он, в принципе неплохой дядька». Позитивист хочет определённости, при этом склонен утрировать, видеть другого либо в слишком радужных, либо в мрачных тонах. Негативист демонстрирует ему другую сторону медали, показывая, что в одном человеке могут сочетаться и великодушие, и подлость, и альтруизм, и корыстолюбие и так далее.

Негативисты склонны накапливать негативные эмоции, и в один прекрасный момент им становится необходим рядом человек, на которого можно всё это излить и которого можно убедить в том, что, грубо говоря, «всё плохо»: ситуация патовая или, допустим, какой-то человек – окончательный и бесповоротный мерзавец. А потом, в кульминационный момент, так сказать, негативист может выдать «да нет… на самом деле, тут есть положительные стороны» или «ну, в принципе, я могу его понять». Что, конечно, позитивиста, уже проникшегося определённой точкой зрения, составившего определённое и окончательное мнение о ситуации/человеке, весьма удивляет и «встряхивает». Поэтому негативисты воспринимаются более непредсказуемыми в своих оценках.

Темпераменты

Линейно-напористый.

«Не могу молчать!» В общем, самые никакие дипломаты. Режут правду-матку в глаза.

Понимание того, какие могут быть последствия (то бишь, информационная составляющая) совершенно не гарантирует соответствующего поведения. Легко заводятся, сложно успокаиваются. Чтобы остыть, нужно выговориться. Обостряют конфликты (если ещё и левые – гипертрофированно). Испытывают нервозность, если вынуждены скрывать своё недовольство. Скорее всего, в итоге оно всё равно прорвётся, и мало никому не покажется. Однако, выговорившись, волшебным образом успокаиваются. Им важно, чтобы их услышали – и в буквальном смысле, и в переносном (т.е. поняли). Могут долбить бесконечно, пока до оппонента и окружающих не дойдёт, что они имеют в виду и как воспринимают ситуацию (это усугубляется правостью). Благотворно влияет не напускное хладнокровие (наигранное может, напротив, взбесить, т.к. воспринимается как издёвка). ЛН не стоит прерывать нетерпеливым «да я понял, хватит…» и т.д. и пытаться резко сменить тему разговора.

Гибко-разворотливый.

Часто воспринимают конфликтную ситуацию как игру (особенно этические), возможность отточить на оппоненте разные приёмы и понаблюдать за реакцией. Внешне очень непредсказуемы – кажется, что действуют непродуманно и импульсивно, однако, это не совсем так, ведь они статики и внутри весьма спокойны. Качественно «довести до нужной кондиции», как по мне, быстрее всего может именно гибко-разворотливый (среди которых лучше всего Политик, хуже всего – Искатель). Именно потому, что при внешнем разнообразии стратегий и реакций, которые вытаскивает, как фокусник кролика из шляпы, в глубине души он отстранён и спокоен, является наблюдателем. В то время как тот же ЛН полностью погружён в захватывающее действо.

Например, Маршал начинает психологически «мять» человека, как кусок глины. Или ещё аналогия: играет, как кошка с мышью. Ловит-отпускает и так до бесконечности, пока полностью не измотает оппонента. Советчик «нокаутирует» непредсказуемым, экстравагантным поведением, и, пока оппонент думает, как вообще это воспринимать, меняет ситуацию в свою пользу.

Плюс в том, что с ГР довольно просто договориться. Правда, со временем может оказаться, что он имел в виду нечто другое, а вы просто «не так поняли». Поэтому важно сразу уточнять все нюансы.

Уравновешенно-стабильный.

Длительное время вообще не воспринимают ситуацию, как конфликтную. Несколько замедленно реагируют. Вечер уже давно перестал быть томным, а УС ещё думает, что они с оппонентом до сих пор мирно улаживают «небольшие формальные разногласия». Конечно, это в большей степени свойственно логическим. Менее всего, наверное, Хранителю, за счёт сочетания программной R и негативизма.

Поэтому не успевают следить за всеми приёмчиками гибко-разворотливых, нацелены на то, что им недвусмысленно дадут понять, что «всё плохо» и выскажут своё недовольство (как делают их дуалы ЛН). Чтобы плодотворно конфликтовать с УС, нужно запастись терпением: во-первых, надо ещё довести до их сведения, что у вас тут, собственно, конфликт, во-вторых, быть готовым к тому, что многие выпады просто будут «гаситься» и веселья не получится.

Восприимчиво-адаптивный.

Тяжелее всего воспринимают конфликтную ситуацию (особенно эмотивисты). Для эмотивных ВА характерно увязание в ситуации, более склонны пытаться её разрешить. В то время как конструктивисты-ВА стремятся самоликвидироваться из ситуации, «спасаются бегством». Хуже прочих переносят не только непосредственное участие в конфликте, но и попадание в его «эпицентр». Очень не любят даже наблюдать за конфликтующими. Склонны замалчивать, «заглаживать» негатив, лишь бы их оставили в покое. Отшучиваются, проглатывают обиду и т.д. Однако доведённый до нужной кондиции восприимчиво-адаптивный может выдать впечатляющий взрыв негативных эмоций, который от него никто не ожидал. Особенно это свойственно Критикам за счёт сочетания темперамента, правости, эмотивизма, негативизма и тормозной неадекватной этики эмоций, которой сложно управлять. Часто выступают в роли миротворцев, но далеко не всегда успешно. Мотивация в этом случае чисто эгоистическая – обеспечить себе психологический комфорт, а не «построить» конфликтующих, изменив их этическую программу, как в случае с рациональными типами. Дипломатичны на первый взгляд, но, скорее от слабости нервной системы, чувствительной к раздражителям, чем от уверенного владения ситуацией и способностью её трансформировать (как в случае с ГР).

Соответствующие подтипы, конечно, либо обостряют, либо смягчают описанные свойства. Наблюдается, что игнораторы в среднем более резки с людьми, т.к. в меньшей степени опасаются испортить отношения, нарушить связь. При этом, креативные склонны давать отпор резко, жёстко и сразу – «не отходя от кассы», но не склонны затаивать зло; нормик скорее промолчит, но начнёт планомерно создавать на территории, которую считает своей, такие условия, которые станут для его оппонента фрустрирущими. То есть, при необходимости действует подобно чиновнику, опутывающему неугодного всевозможными бюрократическими сложностями. Например, работая по своей усиленной этике отношений, нормирующий может методично настраивать окружающих против человека, пользуясь своими неформальными связями. Конечно, в большей степени такое поведение естественно для этиков.

Представители креативных подтипов, как правило, находчивы и, что называется, за словом в карман не лезут. Хорошо видят уязвимые места оппонента, действуют оперативно. Чувствуют, где нужно надавить, чтобы получить нужную (что не всегда означает «адекватную» или «положительную») реакцию. Более других подтипов склонны к физической (прямой) агрессии, в то время как, например, нормирующие практикуют скорее вербальную. Могут ситуативно проявлять большую жёсткость, однако не склонны копить обиды. Для креативного ничего не стоит в соответствующем настроении сделать искренний комплимент своему врагу.

Для доминантного подтипа, как коннективного, характерна отходчивость (иногда показная) из-за стремления обратить любые разногласия на пользу себе и своему делу. Если видят, что человек может быть полезен, постараются привлечь его на свою сторону, даже если испытывают антипатию (конечно, это легче даётся логическим типам). Гармонизирующие зачастую выглядят «добрыми», «незлобивыми» – нельзя сказать, что на самом деле это не так, однако причина зачастую лежит не в этической плоскости, а в нехватке энергии – грубо говоря, восприимчиво-адаптивные слишком ленивы, чтобы долго и с азартом конфликтовать. Они быстро утомляются, и предпочитают оставить своё отношение при себе, пойти на компромисс, перевести всё в шутку, чем выдерживать изматывающее противостояние.

При этом гармонизирующий может производить обманчивое впечатление человека, который всё позволяет; насколько ошибочно – планомерно «доводить» представителя гармонизирующего подтипа, особенно хорошо видно на примере с ВА-Маршалом, который часто выглядит этаким добродушным увальнем, но, дойдя до нужной кондиции, поразит окружающих всплеском ярости.

Наблюдала гармонизирующего Критика, выдерживающего длительные необоснованные придирки своего дуала с доминантным подтипом. Его стратегия выглядела, как показное равнодушие, уход в себя, однако, в результате дошло до рукоприкладства. Неадекватная этика эмоций Критика, выражающаяся в не соответствующем ситуации эмоциональным реакциями, в сочетании с загнанными вглубь негативными переживаниями и безуспешной попыткой уйти от конфликта, в итоге породили взрыв.

Отдельно нужно сказать о таком механизме, как проецирование, которое наглядно проявляется в конфликтных ситуациях на почве личной неприязни. Соответственно всем известной поговорке «у кого что болит – тот о том и говорит», представители разных социотипов склонны проецировать на окружающих свои слабости и свою уязвимость в определённых сферах жизни.

Так, например, по моим наблюдениям, представители типа Наставник, испытывая постоянную неуверенность по сенсорике ощущений и этике отношений, в запале склонны пытаться бить оппонента именно по этим функциям: высмеивать его физические данные, внешний вид, а также менторски обвинять в низких моральных качествах.

Несколько раз наблюдала ситуацию, в которой представитель этого типа использовал в качестве главного оружия уничижительные комментарии по поводу внешности своих оппонентов. Как выяснилось, человек обладал серьёзными проблемами со здоровьем и выраженной дисморфофобией, усугублённой постоянным негативным воздействием на тормозную функцию со стороны окружения в своём «жизненном анамнезе».

Представители типов Посредник и Лирик, по моим наблюдениям, ощущая постоянное напряжение по деловой логике, во время выяснения отношений часто обвиняют другого в оторванности от жизни, непрактичности, расхлябанности, неумении организовать свою жизнь. Посредник – Лирику: «давно уже можно было пойти и это сделать, надоела твоя пассивность, сколько можно затягивать дела?..»

Аналитики также склонны критиковать слабость деловой логики – выражается это, как сетование на неумение людей быстро и эффективно организовать какое-то мероприятие, распределить обязанности и т.д. Инспектора раздражают более «мелкие», бытовые проявления слабости деловой логики – нерациональное использование ресурсов, технологические оплошности.

Советчики всегда замечают, когда другой теряет преимущество, не успев воспользоваться моментом.

Или, к примеру, Энтузиаст, как и Наставник (но более бурно), часто возмущается неэтичным поведением окружающих, осуждает того, кто вносит разногласия в команду, но, пытаясь насильно помирить людей, вносит больше негатива и походя портит отношения.

Естественно, осознание источника этого недовольства другими может ввергнуть в сильную фрустрацию, поэтому, как правило, отрицается – особенно в случае 7-й функции, т.к. та представляет собой что-то вроде «слепого пятна». По 7-й люди склонны высказываться в запальчивости, не отдавая себе отчёта, откуда идёт недовольство; 4-я, осознаваемая, является объектом пристального внимания, фиксации, поэтому для человека важнее всего одновременно обезопасить себя от упрёков по ней и найти проявления слабости у оппонента.

Само собой, все эти проявления обуславливаются в т.ч. и наработанными стратегиями поведения, а корректируются в соответствии с личностным уровнем развития.

отсюда

@темы: признак: процесс|результат, признак: позитивизм|негативизм, признак: конструктивизм|эмотивизм, общее: теория, общее: признаки Рейнина и дихотомии Ашуры, общее: межтимные отношения, малая группа: № 28 - букет (темперамент)