Явные Тайны
Пишет PigWing:

На досуге прикинула, как можно сформулировать мое личное, персональное впечатление о тимах. Не то, которое правильное, а то, которое мое - уж не знаю, на сколько оно серьезное и научное.
Вопрос это не маленький, я накатала про некоторые тимы, возможно позже добавлю остальные.
Также, возможно, мое мнение еще изменится, уточнится, это не железобетонно. Никого не хочу обидеть - так и знайте, просто говорю прямо, ради чистоты эксперимента.

Гексли.
Не смотря на их болевую логику, мне еще не доводилось видеть Гекслей, слезно страдающих от ее недостатка. Возможно потому, что логику Гексли заменяют хитростью – каким-то образом в них уживается такое противоречие. Даже если человек знает эту хитрость, все равно факт остается – если ты видишь Гекслю, значит, ты с ним уже дружишь, заметил ты это или нет. Другое дело, что вокруг них может быть и так много людей, и Гексли просто не думает о тебе, не замечает, но если вы немного пообщаетесь, то поймете, что это выходит довольно легко.
Дело не в том, что они бросаются на шею или всем своим видом показывают простоту и дружелюбие. Но когда Гексли попадают в человеческую среду, у них есть некая способность для восприятия любого характера в необходимом градусе. Они какбы коллекционируют их, не фиксируя каждый, но тем не менее рассматривают его пристально и внимательно, на сколько позволяет время. Потому считается что у Гексли много друзей и знакомых - сам образ мышления этого тима подразумевает такое количество. Зеркальные достовским базовая ЧИ и творческая БЭ делают Гексли игроком и провокатором, хотя коварства или зла в них крайне мало – слишком тяжеловесная структура, к тому же совсем не отвечает жизненным устремлениям ИЭЭ.
Гексли может быть как явлением сиюминутным, так и хорошим приятелем. Но что мне в них успело понравиться, так это то, что у них нет человека на сегодня и человека на завтра – какой есть, такой и сгодится, чтоб увлечь Гексли общением, даже если говорить будет только он, заглядывая в глаза собеседнику.
Из негатива замечала, что Гексли иногда похожи на мелкие кусочки бумаги, которые лежат на столе. Проводишь над ними ладонью, и легкий ветерок от этого еще больше путает кусочки, уносит некоторые на пол, усугубляет беспорядок на столе. Нет мысли, что сейчас эти кусочки бумаги сами сложатся. Ты надеешься, ждешь чего-то неожиданно резкого в этих людях, резкой позиции, но их нужно только сложить и тогда на порванном листе может обнаружиться что-то новое, интересное. Вот в этом наверное их слабина – абстрактное восприятие, дающее широкие возможности интуиции и пониманию, но очень мало шансов на конкретику. Но опять же повторюсь – Гексли хорошо соображают, быстро и осознанно, потому что понимают собеседника, именно то, что он хочет донести – в этом ключ. Хотя чаще всего так и не "продуцируют" чего-то своего.
Гексли бывают разные – веселые, тихие, скромные. Наверное среднестатистического Гекслю можно так и описать: тихий веселый скромняга, который тем не менее становится все веселее и открытие с развитием общения, пока в конце концов вообще не станцует кан-кан на барной стойке. А потом сядет, сложит руки на коленках с видом: а что, нельзя?
Но в присутствии более тихих людей он только какбы начинает говорить громко, набирать обороты, а потом: Ой! И снова говорит тише и персональнее к человеку чтоли.


Гамлеты.
Все хорошо с Гамлетами, если смотреть на них со стороны или читать про них в книжках. Даже в их болевой БС видится какая-то раздолбайская прелесть, неотделимая от надрывного, надломанного, всегда идущего ва-банк образа Гамлета.
Но когда наблюдаешь за ними беспристрастно, может посетить тяжелое впечатление – будто весь мир настолько безыскусен, лишен подтекста, как последствие случайного космического столкновения, что Гамлет сам постоянно придумывает свои чувства. Он разыгрывает их, раздувает огонь, жжет свой Рим, и все это не настоящее, а какое-то бутафорское. Чувствительных натур вроде меня посещает вязкое разочарование.
Только Гамлеты так любят свои бутафорские чувства. Как и безвкусная, не сидящая как следует одежда странных цветов, подгоревшие блины, сломанные предметы, так и чувства, создаваемые Гамлетом, не подходят никому, кроме них. Польстившись на чувства Гамлета, можно почувствовать, что это "неправильные шарики – они не радуют".
Но все же, со стороны они задевают, электризуют обстановку, Гамлета невозможно "не слышать", и лучше наверное наблюдать именно "со стороны", чем в лобовом столкновении.
Еще одно качество, которое мне знакомо – начиная спорить с Гамлетом ты ввязываешься не в обсуждение проблемы, не в процесс ее решения или обострения.. Ты играешь в игру, которую они любят и которую не захотят заканчивать сразу. Ни к чему конкретному Гам прийти обычно не стремится. Просто ссора – это же так эмоционально в серой будничной обыденности, такая разрядка. Практически как яркая комедия или хорошая драма. Вон, смотрите – оппонент тоже не может отдышаться, тоже небось чувствует это состояние, будто долго-долго стоял в очереди на горку, и вот наконец с брызгами и воплями проехал эти 200 метров прямо в бассейн, и сам шоке и в восторге.
Когда достигнута цель – а это обычно громкая гамлетовская финальная нота (пусть даже он внезапно умолкнет, обиженный всеми – чем не эффектное зрелище?) – Гамлет в принципе может пойти, заняться чем-то другим.
Гамлет, как никто, бережет свою болевую. Он обязательно хочет проявить себя по БС, потому что это красиво, ярко.. Это дает возможность показать, какой ты замечательный, и тогда люди начинают восхищаться, почитать Гамлета.. При помощи своей ЧЭ Гамлет постоянно пытается именно убедить всех, какой он утонченный или хозяйственный.
Конечно, бывают Гамлеты, которые хорошо одеты, носят аккуратные золотые украшения, умело причесаны и намакияжены.. Но стоит только подуть сквознячку, как этот карточный домик начинает опасно дрожать.
Впрочем, если пристреляться к такому характеру и иметь на руках свой собственный критерий правильности происходящего, то такой жизнерадостный Гамлет рядом может быть и психологом для "крепкого орешка", и эдаким Фунтиком для особо серьезных, который будет петь: канешна да, канешна да.. канешна.. канешна ДА!


Робеспьер.
Робеспьер – это такой человек, который скорее живет в своих раздумьях, как паук в паутине, но ничуть от такого образа жизни не страдает. Поскольку именно раздумья являются его предпочтительным местонахождением, то он всегда какбы ходит с коробкой этих самых раздумий и может в любой момент достать одно из них. Это не доставляет ему колоссального удовольствия, но в тоже время Роба это не напрягает – для него это условный сигнал, что нужно поделиться – и он делится, тем более, что ему совсем не жаль. Это обосновывается суггестивной ЧЭ и болевой ЧС – человек не стремится как-то проявлять свои чувства во внешний мир – он спокоен на счет этого, и в тоже время не уверен, нужны ли его мыслицизмы кому-то. Но если какбы сказать – да, нужны, говори, то он и говорит, сами же просили, значит, его не будет повода упрекнуть, потоптавшись на ЧС.
Если вспомнить сам прототип – предводителя якобинцев, то Робеспьер это идеолог, немного оторванный от реалий. Он видит цель и начинает пролагать к ней путь по БЛ, но его БЭ слаба, ЧЭ вобще отсутствует, потому он иногда не замечает, что своим внешним видом и отношением смущает людей, они не знают, что они сделали, или наоборот, что им стоит сделать, чтоб этот человек перестал быть таким напряженным. Хочется говорить с Робеспьерами серьезно, но потом добавить что-то вроде: Какой красивый закат! Если прислушаться, то можно услышать, как солнце ударяется о гору (с) и увидев ответную реакцию немного возликовать: It's alive!
Как для болевой ЧС у Робов нет ярко выраженной безвольности – ведь позволяют же они себе быть таковыми в мире, где вечная мода на шумных и ярких. Когда Роб планирует и начинает исполнять свой план (обычно только при наличии какой-то идеи), то он может идти довольно напористо, как человек идет по полю, не боясь примять травы. Что его может спутать, так это опять же – реакция событий, или отношение людей, неодобряющих его методы, их упорство. Робу трудно доводить дело до конца.


Габен.
Несмотря на то, что интровертам само понятие интровертности не кажется чем-то загадочным, привлекательным, Габы, пожалуй, исключение "наоборот". Экстравертам Габ покажется слегка пассивным, безэмоциональным, обособленным, в то время, как интроверты увидят в нем саму суть интровертной привлекательности, к которой они принадлежат. Грубо говоря, это как увидеть родину глазами туриста.
Габены довольно придирчивы и принципиальны к людям. К себе у них существуют немного другие требования – Габены избегают всего, за что им, по особенностям воспитания, будет стыдно. Если они делают что-то вразрез с моралью, они искренне раскаиваются, и если их к этому толкать, то они будут осуждать человека, который это делает. Но в тоже время у них нет какой-то четкой классификации "хорошо", "плохо", и Габен может обидеть человека по незнанию или следуя, опять же, убеждениям.
Все, что делают Габены, наделено некой харизматичностью умелых, выверенных движений и жестов. Это минимальное количество слов, рассчитанное количество предметов, каждый из которых имеет свое место. Тоже касается одежды Габенов, она на них всегда хорошо сидит, можно сказать, так небрежно, как добиваются стилисты, будь это костюм или джинсы и рубашка. Кстати, по поводу одежды, Габены больше склонны к классическим формам, новаторство часто не проходит их критериев оценки.
У Габенов прекрасное чувство юмора, опять же – благодаря выверенности слов. Они не станут говорить "огромный", если что-то было большим, или "потрясающий", если что-то было хорошим. Благодаря этому возникает некая картинка в голове, будто ты сам это пережил, будто посреди обычного дня случилось что-то неординарное. Ты говоришь Габену: класс!, а он невольно соглашается с тобой, что действительно, неплохо было.
Делать что-то с Габеном означает стараться не мешаться у него под ногами. Потому что он чувствует ответственность и за дело, и за подельника.. и вобще, он бы и сам справился. Но если есть возможность этим доставить радость человеку, Габ не откажется. Хотя если долго делать все невпопад, путать, ломать, в конце концов Габ может и выдать довольно громкий монолог по поводу твоей неспособности и безалаберности, и будет обвинять тебя в том, что ему пришлось это сделать. Попрекать Габа бесполезно – это означает активировать бомбу замедленного действия.


Жуков.
Эти ребята моралисты, еще какие. Мир у них несправедлив, и в нем нужно уметь отстоять свое право на то и это. В мире есть много тех, кто любит посидеть у него на шее и много небладарных, кто не ценит его работы, хотя сам палец о палец не ударил. Также в мире полно бестолковых нытиков, которые только то и делают, что выдумывают повод, лишь бы оправдать свою бестолковость. А если сказать им, в чем проблема, то они еще и смотрят так, будто ты им должен. Жуков не любит долгие разговоры "о мироздании", о справедливости, но иногда, когда они заходят, просто нет сил долго выслушивать этот невнятный бред – вот Жуков и говорит свое мнение. Когда ему начинают доводить аргументы, это распаляет Жукова, и так он может ввязаться в спор или даже ссору.
Он не любит, когда люди говорят "я не могу", а он сам считает, что они могут. Это опять же – лень, бестолковость.. и всякие другие ухищрения. Тогда, елки-палки, ложитесь, умирайте, раз не можете! Еще Жуков не любит невыполненных обещаний. Он рассчитывает, а кто-то, как шестеренка в его механизме, начинает барахлить – тут уже должна быть веская причина. Болевая БЭ не позволяет Жукову оценить состояние человека, и если ему сказать – "да, я это сделаю", то он принимает это как факт, как утверждение. Точно также, если человек в принципе высказывает свои убеждения, Жуков запоминает их, как базу данных, и когда относительно кого-то возникает вопрос, Жуков использует именно свою "картотеку", а не реальное впечатление. И если вдруг человек говорил одно, а на деле вышло другое, Жуков просто чувствует, что его подставили.
Если Жуков берется кому-то помочь, то делает он это без особого человеколюбия, просто это глина, материал, и он чувствует в себе потенциал из нее что-то слепить. В таком случае это будет подход продюсера к провинциалке: сказал обстригай косу – должна обстричь, сказал выступаешь в Жмеринке – там и выступаешь.. ну и тп. Если "подопечный" начинает мяться, ныть, хромать, то Жуков за результат уже не отвечает, хотя в принципе не любит бросать дело на полпути.
Что хорошего в Жукове, так это его молодецкий запал. Возраст не имеет значения, он всегда как.. ну как яблоко, твердое, сочное, кисло-сладкое. Ты берешь Жукова – и ты получаешь именно то, что берешь, он не бывает сегодня податливым, а завтра строгим – он всегда стабилен, работоспособен и упрям. Хотя если Жуков хочет отдохнуть, никто ему не запретит, будь то хоть президент. Свои обещания он тоже выполняет строго. Это и хорошо и не очень – в какой-то мере, если то, что ты видишь, получается Жуковым, и оно тебя сразу не бесит, а наоборот, какбы даже раззадоривает, вызывает чувство уверенности, то с ним можно иметь дело. Иначе это тот еще нервотреп.


Штирлиц.
Несмотря на всю конкретику, у меня не сложилось довольно ясного мнения про Штирлей. На протяжении всего времени он собирает опыт, и этот опыт заменяет ему практику. В конце концов опыта начинает быть на столько много, что Штирлицу просто уже скучно, и он ищет возможность этот опыт применить, передать, пойти с ним в люди - вероятно это суггестивная БЭ. Штирлю нравится находиться в некой одухотворенной атмосфере, где он "пастух", заботливо заворачивающий свое "стадо" на лужайку, а потом умиленно смотрящий, как овечки щипают траву, и становятся пушистее.. пушистее... Вот такой пасторальный кавай по-Штирлевски. Если какая-то овечка бежит в сторону леса, Штирль снова ставит ее на травку, подталкивая пастись. Если же овечка вдруг начинает вести себя как неблагодарная овца, и все еще хочет в лес, куда угодно, только бы не пастись, Штирль не понимает – я же даю тебе возможность благоденствовать! Это омрачает его чувства, и Штирль начинает сердиться, как умеют логики-сенсорики. Если вы поищете, то убедитесь, что нет более горького и отчаянного гнева, чем у Габа, и нет более мелодраматичного гнева, чем у Штирлей, тут даже Гамы могут кусать локти. В чем-то они даже любят преувеличивать – Штирли ничего не делают в половину. Если уже их чувства задеты, то они заморозят реки, засыпят все снегом, нагонят тяжелые тучи, и только основательный разбор полетов может немного растопить эту обиду. "Иван Грозный был грозный царь, но отходчивый" (с) Причем они страшно любят этот разбор полетов, им приятна сама мысль, что тот угол, в который они сами себя загнали, светлеет, кто-то начинает распутывать этот клубок и на душе становится легче.
Штирли бывают невыносимыми – когда в очередной раз хотят развить свою мелодраматичность, а ей совсем не место и не время. Но это оправдывается тем, что удерживая Штирля в балансе хорошего самочувствия можно получить машину по продуцированию и реализации задумок. Если сказать Штирлю: давай! - то велика вероятность, что он сразу же согласится. Вернее так – если он сразу не нахмурит брови, собираясь возмущаться, то значит две трети по уговорам уже в кармане – Штирль согласен и берет на себя практически все заботы по организации.
Штирль всегда правдив и честен, в этом можно быть уверенным – он любит в себе это качество.
Если спросить его про что-то, то он сазу развернет активную обьяснительную деятельность, проходя этап за этапом, но и оценивать работу он будет по этапам – первая треть сделана хорошо, вторая ужасно, а третью еще можно исправить, если... Одну большую, общую, восхищенную похвалу от Штирля получить не представляется возможным. Разве только он любит предаваться воспоминаниям: да, это всегда был такой прекрасный человек.. А как он рисовал, а как пел! Ну опять же, суггестивная БЭ.


Есенин.
Есенины на столько же разнообразны, на сколько и лишены каких-то определенных характерных черт. С одной стороны их базовая+творческая представляют собой понятие "вовремя+повлиять на эмоции", проще говоря, Есь представляется понятием декоративным, без какой-то особой пользы. С другой стороны Есенины могут отлично маскироваться под ландшафт, и люди теоретически могут понимать, что это Есь, а на практике он будет казаться им своим парнем, который действует в идеалах партии. Такова сущность Еся – он как слегка чокнутый хамелеон, который и сам не понимает и не замечает, как маскируется под поверхность, а потому ему кажется, что это его собственный окрас. Некоторые Еськи могут быть очень милыми, понимающими, сочувствующими, другие бывают стервозными и даже боевыми – как придется. Кстати, стервозные Еськи – это понятие на редкость аморальное, Эллочки-людоедочки. А добрые Еськи – чуть ли не ландышевые эльфы.
Для них справедливы такие высказывания: "Как вы Еську назовете, так она и поплывет.. ", или "Создайте сами своего Еся". Потому что по сути характер Еся, как ни у какого другого тима, формируется от ожиданий из-вне. Например я, возможно, Есь воспитанный в духе Доста представителями первой и четвертой квадры.
Есь – порождение своей обстановки, и от них не стоит ожидать, что они станут у руля эпохи, создадут что-то новое – разве что случайно.
В какой-то мере Есь похож мне на шерстяной свитер, который пахнет парфюмом человека, которого держал под локоть – и так, пока запах не станет чуть уловимым и не исчезнет совсем. Свитер можно постирать, и тогда он запахнет порошком или кондиционером. Можно подушить его своими духами, и тогда можно будет зарыться в него и вдохнуть ту самую "третью ноту", которая раскрывается со временем и самая приятная в духах. Сам по себе свитер не пахнет, но можно получать удовольствие от того, что с этим свитером приключалось, ловить обрывки, ноты.. Также можно уловить на нем и запах табака, которым пропитались и волосы за ночь в клубе. Есь доносит в своем характере волны прошлого, смешивая его с настоящим. Также его базовая БИ – очень смешная штука. Она позволяет Есю замечать такие вещи, которые другим и не снились. Он не знает, как это назвать, собственно и не отдает себе отчета в них – и это еще больше способствует его существованию в двух сферах, реальной и воображаемой сфере его предчувствий.
Как следует из вышеописанного, "применить" Еся нельзя, от него можно только "получить удовольствие", если сумеешь разглядеть в его наявной сущности то, что тебя радует, огорчает.. ну или что там еще может "удовлетворять".
Как ни странно, единственный пункт, в котором Еси "продуцируют" – это та самая БИ. Если прислушаться к их бормотанию, вздохам, размышлениям, вобщем, к творческой ЧЭ, то можно посягнуть на ту самую "вторую" сферу, в которой они обитают. Это что-то сродни наркотическому опьянению, в котором снисходит озарение – "все так просто, а я мучился", или "жизнь – довольно приятная штука, стоит лишь вдохнуть запах осенних листьев, смешанный с теплым воздухом..", или "прислушайся, как время меняется..". Короче говоря, дешифратора-Жукова в студию, шоб он ходил здоровый.. :lol:


Джек.
Ох, ну и про них мне, по сути, сложно что-то говорить – я слишком мало видела Джеков "в деле". Манера Джеков такова, что они и форма и содержание. Это как в мультиках – два человека несут по камню, согнулись, колени дрожат.. И вдруг один говорит – а правильно ли мы идем? Совершает марш бросок туда и обратно (пока камень висит в воздухе), говорит – не, разворачиваемся.. И тогда они все так же натужно несут камни в другую сторону. Если Штирлиц организовывает коллектив, то Джек хватает самый требовательный кусок работы, распределяя остальные по возможностям среди коллектива. Его цель – результат, а не красивый процесс.
Джек умеет точно определить приоритеты, что за чем делать, единственный вопрос, который он перекладывает на чужие плечи – это БС. Казалось бы – у него суггестивная БЭ. Но тут Джек действует иначе – он сам старается именно поддержать хорошие взаимоотношения в коллективе, на сколько это возможно, потому что знает – это может стопорить дело. Он не очень разбирается в БЭ, но предпочитает, чтоб в этом аспекте все было хорошо. А БС всегда видится ему приятной, но декоративной деталью, в которой он, как в балете на траве.. ну или что-то такое. Потому тут опять же проявляется организаторский дух Джека – он передает эту обязанность кому-то другому. Но когда становится выбор – Джек поставит БС на самое последнее место в своих приоритетах. БС – это некий зонтик в коктейле, когда тебе просто хочется пить. Про нее вобще можно забыть, не то что уделять особенное, ни с чем не сравнимое внимание: "если зонтика нет – пить не буду", видали?
Лично мне Джеки нравятся тем, что предпочитают худой мир хорошей войне – прекрасное качество для руководителя. Их сложно достать до печенок, потому что они все время подставляют этому процессу подножки из шуточек или вполне конкретных решений, которыми "интригана" можно отвлечь и занять. Их хобби БЭ, в то время, как ЧС – это просто симпатия, потому с Джеками можно поладить.


Дон Кихот.
Мне известны три разновидности Донов: Дон бесстрастный, Дон страстный, и Дон, пробегавший мимо. Тем не менее все они ИЛЭ.
Бесстрастный Дон больше всего ценит точность выводов, они для него вобще едино возможные. "Платон мне друг, но истина дороже". В небольшую коробку-лабиринт с одного конца кладут кусочек сыра, а с другого садят мышку, предлагая ей найти сыр по запаху. Так вот, сколько бы мышка не чувствовала запах сыра, ее конкретная и единственная цель – это найти и съесть его. Ничего другого не заменит мышке обладание сыром. Такого Дона мало волнует то, насколько его выводы соотносятся с существующими канонами в любой сфере, соответственно его болевая БЭ тут только досаждает и отвлекает, как пятое колесо. Дон может очень быстро фильтровать главное от второстепенного, на глаз определяя отличие одного от второго. Таким образом отсутствие БЭ даже благотворно сказывается на его беспристрастности – чистое тебе правосудие, Инквизиция Лукьяненко. Такому Дону будет достаточно подавать глюкозу через трубочку, но если кто-то вдруг решит покормить его теплыми пирожками, Дон посмотрит на него немного сощуренными от долгой концентрации на объекте изучения глазами. Поморгает и удивится – но пирожок с удовольствием возьмет.
Страстный Дон – это наоборот, одно большое несуразное нечто. За короткое время в его голове, как салютики, вспыхивают новые идеи, которые он тут же хочет опробировать на жизнеспособность, он даже теоретически знает, как это провернуть.. Но вот блин, нужно заниматься будничными делами, выполнять работу, какие-то обязанности. Таким образом можно застать страстного Дона с закинутыми на стол ногами и расфокусированным взглядом – значит он просто не в силах сопротивляться очередной идее и уже реализует ее хотябы в воображении. Такой Дон может показаться, и вполне может быть на самом деле довольно обременительным – потому что своей сущности он не реализует, а все остальное за него должны помнить и делать другие. Естественно, его могут начать укорять, а поскольку страстный Дон довольно беззащитен в плане БЭ, то он может сильно расстраиваться.
Если вы стали увлекательным объектом исследовательского интереса (а именно так на практике можно описать его "симпатию"), то будьте готовы, что избавиться от Дона будет непросто. Любые обьяснения, действия, замечания и тп. будут только новыми сведениями в его воображаемом "журнале наблюдений". "4.30 утра – дали в глаз, прокричав спросоня что-то обидное".
Опекать такого Дона – невообразимо приятное дело, если вы в принципе любите опекать. Если нет, помните – вы в ответе за Дона, которого приручили.
Дон, пробегавший мимо, на первый взгляд вобще не Дон. В нем нет чего-то характерно доновского, но прослеживается сам алгоритм мышления ИЛЭ. Или еще такой вариант – в нем есть половина, треть доновского, а все остальное напоминает какой-то другой соционический тим.
"Дон Кихот" в нем, как прирожденное влечение, которое по жизни стало приобретать оттенки других качеств. В результате функции ЧИ+БЛ получаются не целью, как у двух предыдущий подтипов, а больше средством для чего-то третьего, что в целом и может напоминать другой тим..
Это бывает не только у сломанных тимов. В какой-то мере это приспособления характера к потребностям наявной жизни, но по своей сути они происходят по образу и подобию ИЛЭ.
Характерное отличие Дона от других тимов я вижу в том, что он видит вещи и явления непредвзято, он наделяет их правом вызывать интерес. И благодаря этому ему в голову могут приходить новые способы нестандартной реализации того или иного объекта.
При этом он не чувствует конкуренции между разными сферами, и не чувствует свойственной человеку конкуренции сферы с собой – например, достойно ли сие быть сферой моих увлечений, или могу ли я соваться в эту сферу, не буду ли смешон.
Интерес к сфере пропорционален ее резонансу.. как бы это сказать.. в проявлении относительно жизни, в частности, жизни Дона.

URL записи

@темы: ИЛИ (Бальзак), общее: межтимные отношения, общее: мнения и отзывы